Творожный кекс с кремом эш асарайа рецепт

Торт с творожным кремом

ОАЭ Всего за два десятилетия деревни и поселения, разбросанные между песками Аравийской пустыни и побережьем Залива, превратились в крупные города и развитые урбанистические центры...

Но наряду с этими достижениями экономического и национального характера, я был особенно поражен тем вниманием, которое уделяется развитию фольклора и национальных искусств, а также — и это следует подчеркнуть особо, — той прогрессивной ролью, которую играют женщины в жизни Объединенных Арабских Эмиратов.

В общем-то так оно и есть. Малочисленные бедуинские племена, кочевавшие по пустыне у побережья Персидского и Оманского заливов, с открытием нефти в одночасье сделались обладателями огромных богатств.

ОАЭ — федеративное государство, в состав которого входят семь эмиратов княжеств: Каждое из них представляет собой абсолютную монархию, но во главе федерации стоит президент, который выбирается из правителей эмиратов.

Больше и лучше других эмиратов у нас известны Абу-Даби и Дубай, кстати, крупнейшие из семерки. Зато раньше всех других в нашей стране познакомились с Шарджей и Фуджейрой — благодаря роскошным маркам, появившимся у коллекционеров еще до того, как небольшие княжества были нанесены на географические карты.

Теперь же россияне знают эмираты как шоппинговый рай и место отдыха. Что же касается нефти, то хотя ее добыча все еще играет весьма важную роль в экономике ОАЭ, значение ее уже не то, что пару десятилетий назад. Это наглядно видно на примере Дубая, в валовом национальном продукте которого на сырую нефть приходится 7,6 из 41 миллиарда дирхамов.

Площадь ОАЭ — 83,6 квадратных километра 90,56 кв. Население федерации -2,92 миллиона человек. Причем коренные жители составляют меньшинство, что не удивительно, ибо почти 90 процентов рабочей силы эмиратов — иностранцы, среди которых преобладают выходцы из Индии, Пакистана, Ирана, а также арабских стран. Официальным языком страны является арабский, но повсеместно используется и английский.

ИЗВЕСТНЫЕ БЛЮДА ИОРДАНСКОЙ КУХНИ.

Ислам — государственная религия эмиратов, и за соблюдением норм Корана там следят весьма строго. Но каждое из княжеств имеет свои отличия, в том числе и в этом плане — одни отличаются большим консерватизмом, в других весьма ощутимо западное влияние. Поэтому, побывав в одном из эмиратов, нельзя сказать, что получил представление о всей федерации. Хотя стереотип, о котором мы упомянули в самом начале, подходит к любому из семерки.

Тысяча и одна ночь двухтысячного города Город в пустыне Когда после ночного перелета едешь от аэропорта в гостиницу, Дубай кажется нагромождением желто-серых зданий среди такой же желто-серой пустыни и такого же желто-серого марева. Потом утром ты выходишь из гостиницы на первую прогулку, и город уже не кажется таким желто-серым, а наоборот в глазах пестрит от вывесок, рекламы, ты задыхаешься от жара и влажности, думаешь лишь о том, как бы поскорее юркнуть обратно в кондиционированную прохладу отеля.

Уже ближе к вечеру любопытство и желание посмотреть по сторонам берут верх над стремлением спрятаться от духоты и ошеломленностью от восточной круговерти среди почти по-манхэттенски урбанизированного пространства, окруженного Аравийской пустыней.

Дубай предстает в новом, совершенно ином виде, захватывая воображение и погружая в экзотический, но в то же время вполне дружелюбный и лишенный какого-либо дискомфорта мир. В первые минуты в городе обращает на себя внимание роскошная, построенная в египетском стиле и египетским архитектором мечеть в районе Джумейра. Подъехав ближе, видишь, что она — с иголочки новая как, впрочем, почти все в Дубае , а на газонах замечаешь пластиковые шланги, дающие всему растущему на некогда безжизненном грунте самое дорогое, что есть в этой стране...

Редко попадаются там элегантные вещицы европейского дизайна — их надо искать в современных торговых центрах. Браслеты, цепочки — все восточной работы, массивные, желтоватого цвета, немного аляповатые и крайне недорогие.

Творожные кексы с заварным ванильным кремом

Несколько шагов в сторону — и ты на Рынке пряностей. Сначала в узких проходах между лавками теряешься от обилия запахов и цветов некогда самого ценимого в Европе товара Востока.

Разбегаются глаза, и постепенно чувствуешь, как тебя охватывает опьянение. Почти черная вода кажется маслянистой, а противоположный берег отражается подсвеченными ветряными башнями традиционных построек.

На одном, тесно прижавшись друг к другу, сидят полтора десятка смуглолицых выходцев с Индостана в белых рубашках. С другого, со смехом прыгая с катера на катер, выбирается на берег стайка туристочек. И вся эта речная жизнь — с ее видами, запахами, типажами — кажется, принадлежит не мини-государству в пустыне, а какой-то тропической стране в Юго-Восточной Азии...

Здоровый прагматизм Дубай, один из семи эмиратов, входящих в состав ОАЭ, типичен и в тоже время не типичен для Ближнего Востока. По крайней мере, по Дубаю нельзя судить обо всем регионе. В этом мнении едины как живущие в Дубае иностранцы, так и его коренные обитатели.

И все они стараются жить вместе, не мешая друг другу. В Дубае ревностно относятся к соблюдению заповедей Корана и местных традиций. Но при этом в Дубае есть индуистские храмы и христианские церкви. В стране не запрещены алкогольные напитки, но строго регламентированы их продажа и потребление. Женщины-немусульманки могут одеваться, как им заблагорассудится, конечно, не выходя за рамки приличий и не оскорбляя чувств окружающих.

И в экономике, и в социальной политике, и в экологии. Наслышавшись предварительно о строгостях и запретах, свойственных правоверным исламским государствам, поначалу на дубайских улицах чувствуешь себя неуверенно.

Я боялся на улице поднимать к глазам камеру — вдруг в объектив попадет местная женщина или какой-то военный или правительственный объект?

Творожный торт - рецепты

Не решался закурить — вдруг это здесь считается оскорблением общественной морали? Но это проходит через пару часов. Местные законы строги и суровы, но не доведены до абсурда.

А некоторые из них даже вызывают желание перенести их и к нам, в Россию. За брошенный на улице окурок или жвачку можно, например, нарваться на штраф в 500 дирхамов около 140 долларов. Причем для этого ему пришлось съездить на расстояние 150 километров!

В городе мало что осталось от прошлого. Поэтому главными историческими реликвиями города считаются старый квартал Бастакия, этнографическая деревня ловцов жемчуга, небольшой форт, в котором ныне разместился Национальный музей Дубая, и дом шейха Сайда Аль-Мактума.

Последний не только представляет собой образчик традиционной архитектуры, но и вмещает любопытную коллекцию фотографий — как выглядел Дубай до 60-х годов. Горсть домишек на берегу в окружении песка. Некоторые снимки испещрены какими-то размазанными точками, которые я вначале принял за фотографический брак. И только на аэросъемке, по характерным изгибам Дубай-Крика можно удостовериться, что это действительно то самое место, где сегодня стоит процветающий город.

Конечно, нефть дала толчок развитию города и страны. Запасы нефти могут закончится уже через десять-двадцать лет. Но это не будет означать конец процветанию Дубая.

Прагматизм — в отношении как экономики, так и экологии, прекрасно виден на таком примере. Чтобы уменьшить зависимость экономики страны от добычи нефти и производства нефтепродуктов, в Дубае был построен алюминиевый комбинат. Масса тепловой энергии, которая в другом месте просто выбрасывалась бы в воздух вместе с идущей на охлаждение водой на заводе и расположенной неполадку электростанции, используется для опреснения морской поды, за счет чего этот дорогостоящий процесс в Дубае значительно дешевле и гораздо более экологичен, чем в других местах.

И, надо сказать, почти все в Дубае создавалось и создается по аналогичной схеме: Дубай сегодня стал крупнейшим торговым и деловым центром Ближнего Востока. Товары крупными партиями доставляются в Дубай, а оттуда — на традиционных арабских шхунах доу перевозятся даже туда, куда прямые поставки затруднены. Современный порт переместился с Дубай-Крик непосредственно на берег Персидского залива всего в Дубае пять портов, причем один из них — в Джебель-Али — крупнейший искусственный порт в мире , а набережная Дейры так и осталась колоссальным причалом для доу, которые загружаются и разгружаются там сутки напролет.

В самом Дубае насчитывается 600 доу, но ежегодно в его порт заходят 6-7 тысяч этих шхун из стран Персидского залив и Индийского океана... Отличная инфраструктура, разумная налоговая политика в Дубае нет налога на прибыль, подоходного, корпоративного налогов, НДС , превосходный сервис — все это делает Дубай очень привлекательным для бизнесменов.

Они же выбирают Дубай и как место проведения различных семинаров и конференций... Так что в XXI век Дубай входит уже не столько как страна нефти, сколько как деловой, торговый и туристский центр. Доходы от нефти в свое время были лишь использованы для создания его будущего потенциала, уже в 80-е превратив страну в общество, живущее по канонам 2000 года.

Во многом это связано с обилием здесь всевозможных товаров при низких ценах. Россиян довольно нетрудно распознать в пестрой разноязыкой толпе Дубая. Некоторые из них одеты вроде бы во все западное, но что-то неуловимо общее присутствует почти у всех. Некоторые облюбовали уже какие-то определенные магазины и магазинчики, оставляя в них свои огромные тюки и знакомые всем по московскому метро прочные клетчатые сумки.

Правда, попотеть приходится изрядно — костюм должен в любую жару соответствовать их роли торговых агентов. Как-то вечером, проходя по торговой улочке, вдруг услышал, как женщина — явно восточного вида — прощалась с продавцом, выходя из магазина, на русском языке. Подумал, что, может, послышалось, или уже начались галлюцинации от жары, а потом пригляделся.

Нет, не ошибся — на женщине было узбекское национальное платье. И все стало ясно — на каком же еще другом языке могла она общаться с выходцами с Индостана?

Английский в советских школах известно как учили. Дубай — не Турция, где можно объясниться, используя общие тюркские корни. Полезность знания русского языка усвоили ныне и многие дубайцы. Правда, не обходится без курьезов.

Как-то вечером в гостинице я рассматривал целый ворох карточек, что мне насовали владельцы магазинов, в которые я заходил по большей части, чтобы в их кондиционированной прохладе перевести дух от жары.

Что бы это могло значить? Фамилия Голдаров меня не удивила — наверное кто-то из наших детей гор открыл свой бизнес в Дубае. Я пригляделся к визитке повнимательнее. И лишь перевернув карточку, я разобрался во всей этой абракадабре. А рядом с указанием телефона стояло: Оазис с одним выходным В Дубае трудно представить, что ты находишься в оазисе среди песков. Кстати, заглянув туда в конце сентября, можно было наблюдать весьма любопытное зрелище.

Бум, вызванный гибелью всеобщей любимицы, в этой считающейся консервативной исламской стране ощущался не меньше, чем в Западной Европе. В первый же день продажи — 25 сентября — в одном из магазинов весь запас компакт-дисков из 105 штук разлетелся за два часа, в другом — все имеющиеся 500 штук были проданы до вечера.

И это несмотря на цену в 25 дирхамов всего за три песни! Причем добрую половину покупателей в этих очередях составляли местные женщины, закутанные в черные одеяния, с лицами, укрытыми чадрой.

Чувство удивления вызывал у меня и вид местных женщин, лихо мчащихся за рулем мощных джипов, или молодых людей в белоснежных диш-дашах здесь так называют галабеи , катающихся на коньках по искусственному льду в одном из дубайских отелей. И отдыхать он ездит на Сейшелы и Маврикий...